Хоть со сломанными ногами, но войти в рай

Как увидеть себя в зеркале Великого поста, чтобы прийти в себя, взмолиться и начать прислушиваться к Богу, к Его Промыслу о моей душе? Как смирить себя, примириться со своей жизнью, с людьми, все принять и возблагодарить Бога, чтобы ими же веси судьбами, но войти в рай? Размышляет настоятель Заволжского монастыря в честь Честного и Животворящего Креста Господня и Троице-Сергиева подворья г. Самары архимандрит Георгий (Шестун).
Великий пост – время стяжания добродетелей. Пост и молитва, как говорят святые отцы, это два крыла, которые поднимают человека на Небо. Если только постится человек и не молится – это голодовка. А если молится и не постится – этот человек, без царя в голове, не может управлять собой, живет по своей воле. Тогда его плоть так отяжелеет, что на одном крыле далеко не улетишь. А вот кроме поста и молитвы есть та добродетель, которая выше их. С нее все начинается. Как говорят святые отцы, послушание выше поста и молитвы. Потому что отсечение своей воли сложнее всего.
Когда спрашивают, с чего начинать возвращение к нормальной человеческой жизни, то надо начинать с послушания. Следующий вопрос, который возникает: а кого слушать-то? Книги почитать – так там пишут, что сейчас слушать некого, старцев и опытных духовников нет, читайте святых отцов, там все написано. В Священном Писании действительно все написано, там даны заповеди Господни, которые нужно исполнять. Но чтобы их исполнять, надо понимать, а зачем и – главное – как их исполнять?
Господь сотворил человека для жизни, а не для смерти. Поэтому еще в Ветхом Завете Он дал такую простую «инструкцию»: во-первых, как жить, а не умирать (это первые четыре заповеди об отношении человека к Богу (Втор. 5:6–15); а во-вторых, как жить по-человечески (следующие шесть заповедей Декалога об отношениях между людьми (Втор. 5:16–22). Когда человек начинает исполнять заповеди, то он уже слушает не свои желания, инстинкты, помыслы, свою разбушевавшуюся волю, а начинает прислушиваться сквозь грохот своих похотений и соблазнов мира к Богу. Он становится верующим человеком, доверяющим Богу и слушающим Его.
Верующий от неверующего отличается тем, что верующий – это Богу послушный человек, а неверующий – тот, кто Богу не послушен. Господь говорит:
«Чти отца и мать свою» (Втор. 5:16), –
а человек говорит: «Что это я должен их чтить, они у меня вон какие – ворчат, злятся, ругаются». А Господь говорит: все равно чти; это те, через кого ты пришел в этот мир, чью плоть и кровь наследуешь, они вскормили и воспитали тебя. Они могли это сделать плохо или хорошо, за это спрос с них, и они ответят перед Богом, но ты все равно чти своих родителей – это мера твоего послушания Творцу.
«Возлюби Господа Бога твоего» (Мф. 22:37) –
первая заповедь. А как? Исполняя заповеди, начиная с ветхозаветных. Вот, например, «шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему» (Втор. 5:13–14). Если среди этой мирской суеты ты все шесть дней закружился так, что уже забыл, для чего ты живешь, то хотя бы на один день – на седьмой – остановись! Вспомни, что ты человек, а не зверек какой-то, который по лесу бегает и добычу добывает. Человек этим и отличается от животных. Пропитание – это только средство для того, чтобы поддерживать телесные силы, а не цель и смысл жизни человека. Мы живем не для того, чтобы есть. Наоборот: едим, чтобы жить. Пост возвращает все на свои места.
Всего-навсего и надо – жить по-человечески! Это и есть послушание. В скотинку-то не превращайся! – просит нас Господь. А дальше, когда начинаешь думать о послушании, то понимаешь, что послушание это еще и жить той жизнью, которую дал тебе здесь и сейчас, в этих обстоятельствах, Сам Бог. Иногда сидит человек и думает: могло бы быть лучше, по-другому, надо бы уехать куда-то, работу сменить, денег получать побольше и т.д. И не понимает, бедолага, что из всех вариантов жизни, которые есть, на данный момент Господь тебе дает самый лучший.
Иногда, правда, бывает, что из двух зол выбирают меньшее. Но это все-таки другой случай. Сам Господь ставит человека перед выбором, иногда так испытывая его. Фантазировать не надо: что могло быть так да эдак. Если бы могло быть, то было бы! А то ставят на себе эксперименты: поживу-ка я другой жизнью – а ничего не получается! Не твоя это жизнь! Выдуманная. И тогда Господь, видя, что человек уже дошел до края, одной ногой стоит, вот-вот сорвется, по любви Своей выдергивает его из этой чуждой жизни и возвращает все на кру́ги своя.
И тогда начинается уже осознанное послушание воле Божией, как принятие той жизни, которую Господь именно тебе даровал. Вот здесь нужно остановиться и перестать экспериментировать над собой. Надо просто начать жить. Причем – радостно. Когда человек по-настоящему живет своей собственной жизнью, он всегда радостный бывает. А когда человек недоволен, он еще не понял, что именно своей жизнью он и живет, именно ее ему и надо прожить. А он ходит и думает, как бы ему из этой жизни в смерть поскорее шагнуть, ходит суровый, глаза опустит, лоб наморщит и соображает, как бы из этой жизни быстрей сбежать. Что это за жизнь, разве так можно? Ворчит постоянно. Потому и ворчит, что не примирен ни с Богом, ни с миром, ни с собой.
Радоваться надо и благодарить – жизнь досталась! Не смерть, а жизнь! Постепенно человек смиряется со своей жизнью. «Человек такой подлец, – писал Ф.М. Достоевский, – ко всему привыкает». И Господь начинает тогда уже смотреть: вот человек и заповеди уже выполняет, поститься начал, собой управляет. Ведь что такое пост? Это умение управлять собой, восстановить в себе иерархию, сказать своей плоти: знай свое место! Человек должен управлять плотью, а не она – всецело повелевать им. Низшее управляется высшим. Таков закон иерархии. Человек тренируется жить так, чтобы низшее было внизу. Плоть не должна мешать духовной жизни, наоборот, должна способствовать и помогать ей. А это приводит к тому, что человек становится неподкупным. Господь говорит:
«…в малом ты был верен, над многим тебя поставлю» (Мф. 25:21).
Если человек не может поститься, не хочет себя ни в чем ограничить, в малом себе отказать, то такого человека можно купить и продать. Кого-то подороже, кого-то подешевле, но все равно он обязательно на что-то соблазнится. Потому что если он себе не может отказать, сказать: «Нет, я этого делать не буду, это мне не надо, это не мое!» – он раб, а не господин, не принадлежит себе. На такого нельзя положиться. «Не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9:62), – говорит Господь. Если неблагонадежен, значит, и не попадешь туда. Что делать? Начать поститься. Пост – это самый маленький подвиг, даже и подвига-то особого нет, просто человек пробует, обнаруживает для самого себя: «Могу ли я быть свободным от чего-то в этом мире? Могу ли малым обойтись, остановить себя?» Это поприще, на котором человека ждет много интересных откровений.
Если ты поститься не можешь, то как от других соблазнов и грехов убережешься? Пост делает человека человеком. Он уже может удерживать себя в рамках того, что надо именно ему. Человек себя начинает видеть: все свои помыслы, колебания, немощь свою, слабость, недостатки. То есть пост – это зеркало, в котором человек узнает подлинного себя. Вот, например, человек думает о себе, что он сильный, мужественный, волевой, а от куска сыра или колбасы отказаться не может. Какой же он волевой?
Когда человек начинает поститься, он уже пытается следить за собой, управлять собой. Тогда он уже в процессе поста предстает перед Богом и говорит: «Господи, как хорошо-то! Мне уже и малым обходиться можно! От грехов отказаться. Как хорошо!» Вот тогда и начинается молитва. Пост и молитва. Тогда только, когда есть послушание, и обретают смысл и пост, и молитва. Ибо зачем себя освобождать при помощи поста, если не для встречи с Богом? Затем, чтобы семь злейших духов пришли вместе с тем, кто был изгнан постом (Мф. 12:45)? И зачем себя поставлять перед Богом, если не говорить с Ним? Это тогда напоминает притчу о званых на пир, когда Господь обращается к человеку: друг! – а тот ничего не отвечает, молчит, и, связанный, извергается во тьму внешнюю (Мф. 22:12–14).
Когда человек в пост сумел стать послушным, он снова ощущает себя человеком. А когда он начинает поститься и молиться, то он уже встает на путь стяжания Благодати Духа Святаго. Это уже обожение, это уже следующая ступень. Что является целью христианской жизни? Как учил об этом батюшка Серафим Саровский? Человек становится на путь борьбы за святость, за исполнение воли Божией на земле в полной мере! Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли. И тогда во внутреннем опыте человека открываются все сокрытые в нем дарования – и мужество, и отвага, и ревность! – все, чем наградил человека Господь. Человек вступает в права владения, наследует землю своей души, начинает обрабатывать ее, чтобы она приносила плод.
Так начинается стяжание самой главной добродетели – смирения. Вдруг человек осознает, какой жизнью он жил, каким был, что творил, он видит, каким он стал и даже каким он может быть. Господь начинает показывать ему грехи. Человек начинает ужасаться: «А я-то думал, что был нормальным, а мне до нормальности еще далеко!» Он начинает видеть собственные грехи. Возникает стойкое ощущение, что я только хуже и хуже становлюсь. В других же кающийся человек начинает видеть одни добродетели, их грехи на фоне его собственных ничтожны. Потому что, когда находишься в покаянном состоянии, грех, увиденный в другом, обнаруживаешь в себе, только в тебе он в 10 раз больше. Если видите грех в другом, кайтесь, как в собственном грехе, и не ошибетесь.
Мир постящемуся человеку открывается в совершенно ином, благодатном свете. Как говорил старец Ефрем Катунакский, монах должен видеть вокруг себя всех людей Ангелами, а себя одного – грешником. И опять же, такой человек начинает радоваться: вокруг все люди лучше, чем я! Какая радость! В какую достойную компанию я попал. Это и есть смирение. Тогда пробуждается любовь к другим людям, такой человек и Бога любит и благодарит. А всего-то по-другому посмотрел на окружающих! Возникает особое благоговение перед миром, в который тебя Господь поселил. Оказывается, и люди вокруг все такие замечательные!
Вот к чему приводят послушание, пост и молитва. Если нет послушания, поста и молитвы, то в таком человеке обычно обитает гордость. А гордость всегда приводит к унынию, потому что гордый человек хочет построить жизнь по своей воле. Хочет, чтобы было так, как он хочет! А так не бывает, чтобы все было по-нашему, – дай Бог, если один процент из ста, и то хорошо. Потому что всегда много людей нас окружает, по-разному обстоятельства складываются – так Господь пытается человека удержать. Вот думаешь: пойду утром туда, сделаю то-то, а просыпаешься – и все по-другому. Что не хочешь делать – делаешь, а что хочешь – не делаешь. Все получается наоборот. А все для того, чтобы – смирялись.
Гордый человек видит, что все не так устраивается, как он думал, получается с точностью до наоборот. Он мечтал о жизни, которую сам себе нарисовал и вообразил, а жизнь другая. Он начинает думать, что она не удалась, полный провал, все не так, как хотел, впадает в депрессию, начинает унывать. А за унынием подкрадывается отчаяние: а стоит ли вообще жить? Так человек доходит до самоубийства – самого страшного греха, в котором и покаяться-то невозможно. Как помирится с Богом эта восставшая на Его Промысл душа? Уже никак. Она ушла в вечность в cсоре с Богом.
Послушание – это преодоление гордости. Господь мне дал эту жизнь, и Он лучше знает, где мне жить, что делать, как трудиться. А значит, что бы в моей жизни ни произошло – все идет мне только на пользу. Это чувство благодарения Творца. Гордец же полагает, что он самый умный, самый замечательный в мире человек, а все остальные и ногтя его не стоят. Мир ему представляется противным и ничтожным, люди несносными. Как жить в этом мире среди таких людей? Для смиренного человека мир становится ангельским.
Пост открывает человеку – гордый он или смиренный, противится или послушен всегда спасительной и благой воле Творца. Великий пост – это самое радостное время узнавания человеком самого себя. Познай себя – и ты познаешь весь мир, так как человек соприроден этому миру, призван быть владыкой мироздания. Пал царь, пало и царство, покаялся – и мир преобразился вокруг. Покаяние начинается с осознания образа Божия в себе. Познай Бога – и ты познаешь себя! Увидишь себя в Свете Божием и покаешься. Потому что тот идеал, который Господь даровал каждому из нас, он не во мне, он где-то впереди меня.
Господь устремляет душу впредь, показывает каждому из нас нашу икону и хочет, чтобы мы стали святыми, самими собою, но очищенными, преображенными во Христе. А посмотришь на себя в зеркало, которым для каждого из нас и является поприще поста, и понимаешь, что ты не икона, карикатура какая-то. А надо, чтобы из этой карикатуры, из этой личины получилось сначала лицо человеческое, а потом из этого лица – и лик, образ стал проявляться. К этому призван каждый из нас. Вот Господь и ведет нас по этому скорбному, но очищающему и освящающему жизненному пути.
Результат этого пути – образ Божий, сияющий сквозь преображенный лик. Вспомните, как просветилось лицо преподобного Серафима Саровского в его беседе с Николаем Мотовиловым на зимней опушке. Это как в Евангелии сказано:
«Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16).
Надо, чтобы человек посмотрел на вас и сказал, что Cам Господь приходит через вас в этот мир. Когда у батюшки Серафима лицо блистало, то Мотовилов даже смотреть на него не мог. Так Господь явил Свой Светоносный лик, преобразив лицо святого в образ. Это тот идеал, к которому мы должны постепенно стремиться, и не надо думать, что это невозможно. Потому что первым в рай вошел разбойник. Единственное уточнение: благоразумный. Надо искоренять в себе признаки неразумного, неблагодарного, хулящего Бога преступника и уподобляться благоразумному: благодарить, исповедовать, просить Бога, все претерпевать.
Надо со всей серьезностью к своей жизни отнестись. Это не шутка, она как пар пролетит. Вы фактически все полжизни уже прожили, а многие и больше.
«Дней лет наших, семьдесят лет, если в силах, то восемьдесят лет, и многое время болезни и скорби» (Пс. 89:10).
Кому за 30–35 лет, то считайте, что полжизни уже прошло. Осталось всего ничего. Неразумный отрезок позади, надо теперь от неразумия выкарабкиваться к благоразумию. И не почитать себя ни за кого, кроме как за разбойника, – смиряться. Гордым Бог противится, а смиренным дает благодать. Господа надо прославлять своею жизнью: «Господи, Ты без вины страдаешь, а я-то за дело!» И когда какая-то скорбь, болезнь наступает, то надо помнить эти слова. Все равно за все расплатиться в этой жизни придется. И лучше в этой жизни, чем в вечности страдать. Помните, даже благоразумному разбойнику, уже после того как Господь его простил, пришлось претерпеть муки крестные, еще и голени ему переломали. Все-таки за свои грехи он еще при жизни мучения перенес. В рай со сломанными ногами пошел. Хоть со сломанными, но в рай.
Если мы что-то натворили в этой жизни, то, конечно, нам пострадать, потерпеть придется. Лишения испытать. Потому что грех – это болезнь, которой мы заразились, иногда нужна операция, что-то нужно прижечь. Душа повреждается грехом, воля повреждается, чувства, ум – все это надо исцелить, потерпеть лечение. Лекарcтво и горьким бывает иногда. Сейчас мы, как бойцы, пришедшие с уличной драки, – в синяках, ссадинах, у кого-то отрезано ухо, у другого сломана рука. Господь может все исцелить. Опытные вояки нам даже говорят, что мы хорошо дрались, приемов особых не знаем, но не отступали ни на шаг, кулачный бой был замечательный, надо бы уже и в спецназ поступать, там научат. И вот мы, обнадеженные, вступаем в новый и новый день Великого поста, чтобы претерпеть Крестную смерть и пережить Воскресение Христа.

Популярные сообщения из этого блога

Транcерфинг реальности Зеланда - очень опасный обман.

КТО ТАКИЕ БАПТИСТЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВОСЛАВИЯ?

Чем опасно гадание по руке?